Приветствую Вас, Гость
Главная » Краеведение » история села, предприятий, учреждений » с.Леневка

Историческое событие — братание русских и немецких солдат в дни Октября в 1917 году.

Историческое событие — братание русских и немецких солдат в дни Октября в 1917 году.

Ссылка: (https://www.myheritage.com/person Никандр Абрамович Кочнев)

 

 

«Ис­тория одной фотографии”

         Как эта фотография могла очутиться здесь, в семье уральского колхозника? Ока­залось, что Никандр Абрамо­вич Кочнев, ныне член колхо­за имени Чапаева, девятнадцатилетним юношей принимал участие в историческом бра­тании русских и немецких солдат в дни великой пролетарской революции.

Найдена заметка из режевской газеты Правда Коммунизма от 31 сентября 1958 г . Статья называется "История двух фотографий" далее сама статья!

 

  1. " В газете „Красная Звезда" от 26 октяб­ря 1957 года была напечатана статья „Ис­тория одной фотографии”. Министр на­родного образования ГДР Ф. Ланге рас­сказывает в ней об одной фотографии, запечатлевшей историческое событие— братание русских и немецких солдат в дни Октября. Репродукция этой фотогра­фии напечатана в газете. Чуть позднее к пропагандисту райкома партии Н. Я. Сотникову обратился колхоз­ник артели имени Чапаева Н. А. Кочнев, который показал вырезку из газеты и точ­но такую же фотографию.- Оказалось, что Н. А.Кочнев—участник этого события. Ниже мы печатаем статьи тов. Сотникова и Ф. Ланге, а также копию фотогра­фии, подлинник которой находится у Н. А. Кочнева.

«Недавно мне пришлось по­бывать в колхозе имени Чапаева. Во время беседы с членами колхоза ко мне подошел невысокий худощавый старичок. Эго был колхозник Никандр Абрамович Кочнев. В руках у него вырезка со снимком и статьей «История одной фотографии».  Он попросил меня посмотреть снимок' и прочесть статью. То была статья министра народного образования ГДР тов. Ланге. Выждав, пока я прочту статью, мой собеседник Никандр Абрамович Кочнев по­казал фотографию. Сомнений не было, что это еще одна фотография, это еще один снимок, о котором рассказал тов. Ланге. Как эта фотография могла очутиться здесь, в семье уральского колхозника? Ока­залось, что Никандр Абрамо­вич Кочнев, ныне член колхо­за имени Чапаева, девятнадцатилетним юношей принимал участие в историческом бра­тании русских и немецких солдат в дни великой пролетарской революции. Тут я понял, как велико значение этой фотографии, снятой немецким солдатом и бережно сохраненной таким же русским солдатом.

        Никандр Абрамович расска­зал мне о том, как в феврале 1918 года на пути в Брест- Литовск эшелон русских сол­дат попал в немецкое окружение. Вырваться из окружения удалось немногим. Военнопленные были заключены в лагерь. В лагере морили голо­дом. Русские солдаты десятками умирали каждый день. Три года в лагере и в ра­ботниках у немецкого помещи­ка томился и Никандр Абра­мович, Три года он свято хра­нил фотографию. После воз­вращения в 1921 году на ро­дину он работает в крестьянст­ве. В 1932 году вступил в члены партии большевиков. В годы коллективизации сельс­кого хозяйства выступил ор­ганизатором  первого на селе колхоза и , стал первым его председателем. 26 лет отдано им укреплению артельного хозяйства. Неузнаваемо измени­лись села. Колхоз имени Ча­паева ныне одно из крупных хозяйств в районе. Пахотной площади насчитывается более 4 тысяч гектаров, Колхоз купил 16 тракторов, 11 ком­байнов, 10 автомашин. Шестидесятидвухлетний Никандр Аб­рамович— активный член это­го большого артельного хо­зяйства. Такова судьба простого русского солдата, такова ис­тория еще одной, фотографии, запечатлевшей одно из интереснейших событий Октября 1917 года,

Н. Сотников.

* * * ** * ** * * * *

 

В октябре 1917 года я, 19 летний солдат, прибыл в окопы 5 й роты 352-то пехот­ного полка германской армии. Рота, в которую я попал, в основном состояла из горня­ков, строительных рабочих, батраков и крестьян бедняков. Нет нужды пространно го­ворить о том, как мы, немец­кие трудящиеся, одетые в сол­датские шинели, встретили известие о Великой Октябрь­ской социалистической ре­волюции. Мы с огромным во­одушевлением приветствовали пролетарскую революцию и во время братания с русскими солдатами поздравляли через них русский народ с величай­шей исторической победой. Чтобы воспрепятствовать распространению идеи проле­тарской солидарности среди немецких солдат, германское командование решило перебросить нашу дивизию. Мы узнали об этом и прежде, чем расстаться с русскими солдатами, решили сфотографиро­ваться с ними. В нашей роте был фотограф-любитель, кото­рый и сделал групповой сни­мок. Фото было удачное, но бу­маги было мало, и только один русский солдат смог по­лучить фотографию. Остальные же 5 или 6 карточек остались у наших солдат. Одна из этих фотографий досталась мне, и я решил бе­речь ее, как сокровище. Но тут командование издало приказ, который обязывал сдать весь «пропагандистский мате­риал», т. е. листовки и фо­тографии. У нашего фотолю­бителя отобрали и разбили не­гатив. Кроме того, фотографа принудили назвать всех тех, кто получил эти фотографии. Все карточки, находившиеся у немецких солдат, были ото­браны и уничтожены.

Прошло немало лет. Я ра­ботал уже редактором иллю­стрированной газеты «Ротерштерн» («Красная звезда») И вот однажды Пресс-клише из Москвы прислало нам пачку фотографий к десятилетию Со­ветской власти. Рассматривая их, я увидел 2 фотографии, изображающие братание меж­ду немецкими и русскими сол­датами в 1917 году. Одна из них сразу озадачила меня. Корявая надпись, нацарапан­ная, видимо, на негативе го­тическим шрифтом, показалась мне знакомой. Присмотревшись внимательнее, я обнаружил знакомые лица. И вдруг... я увидел самого себя—на голо­ве у меня русская фуражка, стою под руку с усатым кап­ралом Шепе и русским солда­том, на голове которого наде­та моя фуражка. Вне всякого сомнения, это была репродук­ция фотографии, которая досталась тогда, в памятные дни 1917 года, русскому солдату. Я попросил увеличить эту фо­тографию. С тех пор в рамке она стала украшать мой ра­бочий кабинет.

Через пару лет после этого я приехал в Москву на 5-й конгресс интернационала проф­союзов, воспользовался случа­ем и посетил Музей Револю­ции. Там я нашел нашу фо­тографию в увеличенном раз­мере. Забилось мое сердце, я понял, как велико политиче­ское значение этой фотографии, снятой простым немецким сол­датом и сохраненной таким же простым русским солдатом. Волнение мое было объяс­нимо—ведь увиденная мною в музее фотография была един­ственной уцелевшей. Дело в том, что мою фотографию уничтожили фашисты во вре­мя обыска в 1933 году. У ме­ня сохранился лишь отпеча­ток с нее, помещенный в «Иллюстрированной истории граж­данской войны в России 1917 —1921 гг.» вышедшей еще в 1923 году в Германии.

Прошло много лет. В 1951 году мне посчастливилось про­вести свой отпуск в одном советском санатории невдале­ке от Москвы. Я решил вос­пользоваться случаем, чтобы порыться в фотоархиве Музея Революции. На всякий случай я захватил с собой фотоко­пию снимка из упоминавшей­ся выше книги. Я надеялся найти копию той фотографии, которую в 1933 году у меня отобрало гестапо. Но все мои поиски были тщетны. Отыс­кать фотографию или копию ее я не смог. Опечаленный, возвратился я в санаторий. Директор санатория Павел Ва­сильевич заметил мое плохое настроение, спросил, где я был. Он знал, что я поехал искать какую-то фотографию. Он спросил меня, можно ли посмотреть фотокопию (он знал, что она у меня есть). Я дал ее ему. Павел Василье­вич взглянул на фото, потом на меня, потом снова на фо­то, вскочил, бросился ко мне, стал обнимать, целовать. Он плакал, смеялся и сильно тряс мне руки. Прошло несколько минут, прежде чем озадаченный пере­водчик сказал мне: «Павел Васильевич тоже снят на этой фотографии». Это был он, тот маленький восемнадцатилетний русский солдат, который получил от нас тогда, в 1917 году, фото­графию. Моя фотокопия была единственной копией, сохра­нившейся от нашего замечательного группового снимка. Павел Васильевич рассказал, что происходило тогда на рус­ской стороне фронта, как он заботливо сохранял фотогра­фию. Затем эта фотография им была передана одной из организаций, и о ее судьбе он ничего не знает.

 ...Долго вспоминали мы о тех днях. Но разве все то, что происходило в 1917 г. на фронте, —только история? Я думаю, что нет. Наши чаяния воплощены в действитель­ность. Советская страна, вы­державшая суровые испыта­ния, отмечает 40-летие Вели­кой пролетарской революции. Под руководством Коммуни­стической партии советские люди построили социализм и идут к коммунизму. Немецкие трудящиеся обрели свое со­циалистическое отечество в лице Германской Демократи­ческой Республики, которая в тесном единении с братски­ми народами идет по пути социализма. Уверенной по­ступью шагают к светлому будущему великая китайская держава, все страны народ­ной демократии. Это ли не наглядное подтверждение тор­жества бессмертных идей Ве­ликой Октябрьской социали­стической революции! Знамя Великого Октября осеняет про­летариев всех стран, придает им силы в борьбе за светлое будущее.

Ф. ЛАНГЕ, министр народного образований ГДР.

Категория: с.Леневка | Добавил: Hranitel (14.12.2017)
Просмотров: 142 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar